Компания Avon: Красота с доставкой на дом

34 детский сад был абсолютно таким же как и все остальные дошкольные учреждения, построенные в советское время. Спальни были большие и зимой, расположившийся там, в уголке логопед, дрожа от холода и стуча зубами пытался показать ребенку, как сделать артикуляционное упражнение, на детской площадке стояла железная машинка, вся облупившаяся и окрашенная поверх старой неровной поверхности свежим слоем оранжевой масляной краски, а в просторном кабинете с портретом президента за спиной восседала «царица медной горы» - Ольга Арсеньевна. Она была женщиной неопределенного возраста, носила пышную прическу и всегда обильно поливала себя парфюмом. Коллектив в ее железных руках работал исправно, масло в кашу добавляли по ГОСТу, на работу не опаздывали и документацию заполняли вовремя. Кроме любви к порядку у Ольги Арсеньевны была еще одна страсть – она успешно и регулярно продавала своим сотрудником косметику «Avon». Каждый раз месячный педсовет заканчивался демонстрацией журнала, обсуждением новинок и, конечно же, заказами. Даже те кто и вовсе не пользовался косметикой приносили список с номерами товаров и оставляли на столе у «босса». Активисты пользовались расположением Ольги Арсеньевны, могли неожиданно получить похвалу и даже премию. И в этот раз, зачитав новые требования Министерства Образования, с чувством выполненного долга заведующая отложила бумаги и потянулась к заветному журналу.

«В честь юбилея, в этом номере рассказана история создания Avon, я, конечно, же вам ее быстренько зачитаю...»

Дэвид Макконнелл

Дэвид МакконнеллБудущий предприниматель родился 18 июля 1858 года в Осуиго (Нью-Йорк, США). Его родители были родом из графства Каван (Ирландия). Джеймс и Изабель переселились в 1845 году и на новом месте занялись производством кирпича и фермерством.

Мальчик рос на ферме, помогал родителям и учился в школе. Уже в детстве он отличался от сверстников трудолюбием и старательностью. В школе хорошо успевал по всем предметам, но особенно легко ему давалась математика. Неудивительно, что для дальнейшего получения образования он выбрал государственный педагогический колледж, расположенный в родном городе. Дэвид планировал устроиться в школу учителем математики, однако, случайно подвернувшаяся работа изменила все его планы. Еще будучи студентом он подрабатывал коммивояжером и распространял книги. После получения диплома Дэвид решил не идти на должность учителя, а остался в агентстве. В 1879 году будущий предприниматель переехал в Нью-Йорк, а в 1880 он вступил в Чикагский союз Publishing Co и уже через три года переселился в Атланту (Штат Джорджия). Работа его шла неплохо, однако Дэвида это не устраивало, и он находился в постоянном поиске более интересного и перспективного дела.

От продажи духов к корпорации

Все решилось весьма необычно: приятель Дэвида – аптекарь и по совместительству парфюмер, создавал духи. И Макконнелл начал вкладывать флакончик к каждой заказанной книге, он предполагал, что дамы, очарованные данным жестом будут куда более охотно приобретать у него книги, ожидая найти в посылке приятный бонус. Нововведение быстро дало результаты, однако не такие как ожидал Дэвид. Любительницы женских романов оценили парфюмерию, и теперь их интересовало то, как заказать именно духи, а не книгу.

Макконелл не теряя времени зарегистрировал компанию California Perfume Company (СРС) и арендовав небольшое помещение, вместе со своей женой Люси он начал изготавливать духи: "Я начинал в помещении едва ли большем, чем обычная кладовка на кухне. Я хотел развернуть производство продукции, превосходящей любую другую, и доставлять эти товары через агентов сбора заказов прямо от лаборатории к потребителям». И несмотря на то что французские производители, казалось бы, давно заняли рынок, дела у Дэвида быстро пошли в гору.

Изначально у СРС было только пять ароматов: белая роза, гелиотроп, ландыш, гиацинт и фиалка. Они пользовались популярностью, число заказов стремительно росло, и Дэвид столкнулся с необходимостью расширить производство. Он перестал заниматься книгами и в 1897 создал в Сафферне (штат Нью-Йорк) парфюмерную лабораторию, теперь это было помещение в 300 квадратных метров. Нанятые Макконнеллом парфюмеры занимались разработкой новых ароматов, кроме того в ассортимент пополнился другими товарами, в основном это были косметические средства, которые выпускались под маркой СРС.

Аналитики объясняют успех Дэвида тем, что он тонко чувствовал психологию людей и знал, как грамотно организовать дело. Во-первых, реализация продукта осуществлялась посредством прямых продаж. Не существовало никаких магазинов, а соответственно и конечная стоимость товара была приемлема для потребителя. На работу Макконнелл приглашал своих бывших сотрудниц, они ходили в гости к таким же дамам и в домашней обстановке, за чашечкой чая, предлагали потенциальным клиентам продукцию компании. Кстати, первым таким распространителем стала Персис Фостер Имс Алби – вдова из Винчестера, она ранее сотрудничала с Дэвидом и, по сути, идея продавать товар через агентов (простых женщин домохозяек) принадлежала именно ей. К концу 19 века компания насчитывала более 5 тысяч консультантов, а Персис Фостер Имс Алби носила почетный титул «Мать Калифорнийской Парфюмерной Компании». Макконнелл тщательно следил за качеством товаров и постоянно напоминал, что вся продукция сделана исключительно из натуральных ингредиентов.  А уже в 1906 году появился первый каталог с полным перечнем продукции.  Для дальнейшего развития Дэвид решил зарегистрировать  свою компанию как корпорацию, помогал ему в этом Александр Доусен Хендерсон – вице-президент и казначей СРС.  В 1916 году парфюмерная компания была зарегистрирована в Нью-Йорке как корпорация. Годом ранее Даниэль получил золотую медаль за упаковку и качество продукции на выставке Panama-Pacific в Сан-Франциско.

Корпорация Avon

Калифорнийская Парфюмерная КомпанияВремя шло, корпорация росла, уже в 48 штатах работали представители СРС с фирменными каталогами и пробниками духов, и Дэвид задумался над сменой названия. Естественно, название «Калифорнийская Парфюмерная Компания» было слишком узким, для предприятия торгующего не только парфюмерией, но и другой косметикой по всей Америке. Поэтому в 1929 году компания была официально переименована в Avon.

По корпоративной легенде, данное название Дэвид выбрал не случайно. Дело в том, что пейзажи вокруг лаборатории «Suffern» напоминали Макконнеллу сельский ландшафт Стратфорда на Эвоне – родного города Уильяма Шекспира. Сам основатель корпорации был почитателем таланта писателя и не раз бывал на родине автора. Поэтому на баночках и флакончиках вместо СРС начала красоваться новая надпись, которая на слуху практически у каждой современной женщины.

В 1937 году Дэвид Макконнелл умер, оставив процветающую косметическую империю своему сыну, Дэвиду Холлу Макконнеллу младшему. Стоит отметить, что приемник работал у отца еще с детства, а после окончания Принстонского университета занимал должность вице-президента. Оформив в 1939 году компанию как Avon Products, Inc, Дэвид младший уверенно повел ее к новым вершинам. Бизнес стремительно рос, и прибыль, соответственно, тоже, однако в 1944 году случилось непредвиденное, в возрасте 42 лет Макконнелл младший скончался от тромбоза коронарной артерии. Ни его жена, ни двое сыновей от первых браков компанией управлять не хотели.

Avon без Макконнеллов

Итак, к 1946 году из фирмы расположенной в небольшом арендованном помещении Avon превратилась в настоящего косметического гиганта. Объем продаж компании составлял 17,2 миллиона долларов. По данным за 1950 год компании удалось реализовать продать товаров на сумму 31,2 миллиона долларов, а в 1960 году объем продаж и вовсе достиг отметки в 168 миллионов долларов, из которых чистой прибыли составила 17,6 миллионов. Компания, достигнув небывалого успеха, взяла курс на мировую экспансию. Кроме того, что в самой Америке постоянно появлялись новые филиалы, к концу 50-х годов представительства были открыты в Канаде, на Кубе, в  Мехико и Пуэрто-Рико.

Естественно, подобная стратегия дала свои плоды, в 1970 году прибыль от продаж превысила 1 миллиард долларов, принеся Avon почти 125 миллионов чистого дохода. По статистическим данным в 1973 году каждая третья проданная в США губная помада была произведена именно компанией Avon. А по отчетам фирмы за 1977 год, больше половины американских семей приобретали в Avon хотя бы один товар в год.

За время своего существования компания никогда не брала кредиты, финансы позволяли сотрудникам жить на широкую ногу. Руководство устраивало себе продолжительные ланчи с дорогими закусками и мартини.

Даже когда ситуация на рынке начала потихоньку меняться управляющие не сразу сообразили, что настало время урезать расходы и продолжали сорить деньгами.

Так, например, здание построенное в Италии на берегу озера Комо поражало своей помпезностью и шиком. Конечно, было непонятно, зачем компании, которая активно ведет продажи на Юге Италии, выстраивать особняк на Севере, просто по прихоти регионального представителя. Джеймс Престон председатель правления компании, вспоминая о том промежутке времени говорит: «Все были сыты, довольны и расслаблены. Avon всегда зарабатывала кучу денег».

Первые трудности компании Avon

Первые трудности компании AvonВ 1970 году в Америке началось время перемен, теперь все больше женщин выходило на работу, а обычные домохозяйки стали редким исключением. Консультанты Avon все также ходили по домам, пытаясь найти новых клиентов, но двери чаще всего было попросту некому открыть. Для компании это стало серьезным испытанием. Во-первых, меньше стали приобретать товаров, а во-вторых, значительно сократилось количество желающих стать распространителем, ведь теперь можно было найти более престижную и доходную работу. Компания потратила приличную сумму на подбор и обучение нового персонала, однако результаты ожиданий не оправдали Тогда управляющие провели исследование, дающее возможность спроектировать, как может повлиять на работу компании, то что большинство домохозяек в будущем найдут себе работу. Результаты были неутешительны, так как предполагалось, что количество женщин выделенных в категорию «дома нет» год от года будет только увеличиваться, соответственно, объем прямых продаж будет сокращаться.

Руководство было озадаченно, но принимать какие-то активные действия не торопилось. Avon все также владела 15% рынка «товаров для красоты» и управляющие решили просто «плыть по течению». Тем более, годовой отчет за 1978 год показал хороший доход. Дэвид Митчелл, председатель совета директоров и генеральный директор писал: «В течение последних 33 лет выплата дивидендов осуществлялась регулярно, каждые три месяца, а начиная с 1953 года дивиденды по акциям постоянно росли». Однако у золотой медали была и обратная сторона. На Уолл-стрит о будущем компании говорили без оптимизма, и не удивительно: стоимость одной акций компании со 140 долларов упала до 30.

У Avon оставался единственный выход – диверсифицировать свою деятельность. Митчелл, отдавший компании много лет, не мог взглянуть на ситуацию со стороны и оказался в затруднительном положении. В 1983, когда Avon несла убытки на протяжении трех лет, он ушел в отставку и должность директора занял Хикс Уолдрон. Новый руководитель пригласил еще двоих специалистов: Джона Чемберлина, он стал президентом и исполнительным директором и Роберта Пратта, основной обязанностью которого заключалась в быстром и эффективном перенаправлении деятельности компании Avon. Новому руководству уже приходилось работать вместе, когда они все были сотрудниками GeneralElectric и специализировались на товарах широкого потребления.

Теперь работа компании полностью изменилась, вместо того, чтобы подстраивать старую бизнес-схему под новые условия рынка, Хикс и его команда решили полностью изменить философию компании. Уолдрон был уверен, что старый способ продаж уже никогда не будет эффективным  и помочь компании смогут только серьезные перемены. Он пообещал акционерам сохранить их активы и заявил о выходе на новый прибыльный и быстрорастущий рынок. Хикс устремил взор в сторону здравоохранения и возлагал на эту сферу большие надежды.

Настала «эра» покупок-продаж, когда Avon, быстро, одну за одной покупала новые компании и точно с такой же скоростью расставалась с ними. Сотрудники компании разделились на два лагеря. Первые, люди старой закалки, продолжали выпускать косметику, продавать ее проверенными методами и ждать, когда же все вернется на круги своя. И вторые, во главе с  Уолдроном, пользовались деньгами первых, чтобы реализовать далеко идущие планы по реорганизации концерна. Теперь Avon  не могла похвастаться отсутствием кредитной истории, так как денег на новые проекты у руководства зачастую не хватало. Такое невнимательное отношение к основной сфере деятельности, отсутствие вложений в косметическое направление и необратимые изменения на рынке труда привели к серьезным последствиям. Позднее новый исполнительный директор компании Сьюзен Кропф скажет: «Пережить это было непросто, некогда цельная структура Avon превратилась в цирк с тремя аренами, на каждой из которых работали жонглеры».

Avon и здравоохранение

Avon и здравоохранениеИ все же новое руководство не оставляло надежд закрепиться в сфере здравоохранения. Уолдрон уверял акционеров, что это единственный возможный вариант, ссылаясь на общее ухудшение состояния здоровья населения, и вытекающую из этого необходимость приобретать ими товары и услуги медицинского характера.

8 марта 1982 года Хикс, наконец-то, добился желаемого и Avon стала владелицей компании Mallinckrodt, Inc. Эта организация располагалась в Сент-Луисе  и занималась производством медицинской диагностической аппаратуры, профессиональной химии и парфюмерии. В собственности компании было 30 заводов, и средняя выручка за год 494 миллиона долларов, из которых чистая прибыль составляла 39,7 миллионов. Президент и генеральный директор компании Реймонд Бентель сохранил за собой все должности, а также стал исполнительным вице-президентом Avon.

Теперь на годовой обложке Avon рядом с тюбиком омолаживающего крема, флакончиком духов и губной помадой располагалась пробирка с диатризоатом меглумина MD-76 и диатризоатом натрия для инъекций. Выглядело это весьма «живописно».

Новое направление помогло компании выйти на рынок, оценивающийся на тот момент в 50 миллиардов долларов и открывало большие перспективы, по крайней мере именно так заявляло новое руководство.

Avon потихоньку начала производить медицинские препараты, в 1984 году была приобретена новая компания FosterMedical, она специализировалась на оказании медицинских услуг на дому. Эта покупка возмутила акционеров, так как на их взгляд Уолдрон выплатил за нее слишком большую сумму. Хикс только отмахнулся от претензии, заявив, что данная организация  не потребует в дальнейшем больших денежных затрат и станет прекрасным подспорьем в их стремлении закрепиться в сфере здравоохранения.

Однако, в 1985 году была неожиданно быстро продана компания Mallinckrodt с убытком почти 60 миллионов долларов. Президент не растерялся и обратился к акционеров в письме: «Avon переживает новые времена, и я рад быть частью этого процесса. Но это непростые времена. Мы уже никогда не будем прежними. Однако еще не стали другими».

К слову, бизнес, который руководство отодвинуло на второй план неожиданно активизировался. После длительного спада снова начали расти показатели по продажам косметики. В 1986 году доход от этого сегмента составил более 80% всей прибыли компании.

Но Хикс по прежнему был непреклонен. Следующей приобретенной Avon компанией стала TheMediplexGroup, данная организация имела несколько частных медицинских учреждений, дома престарелых и наркологические клиники. Также была куплена компания RetirementInns of America, собственностью которой являлись 11 домов престарелых в Калифорнии и Юте. Рассуждая о новых приобретенных компаниях, Уолдрон говорил, что подобный бизнес полностью соответствует «концепции заботы», ставшей «символом компании с момента ее основания в 1886 году».

FosterMedical изначально показала себя достаточно хорошо, продажи поднялись на 64%, чистая прибыль выросла с 22,3 до 51,2 миллиона. Уолдрон торжествовал, однако недолго. Появилось предположение, что в скором времени вступят в силу новые государственные программы в области здравоохранения, которые весьма негативно отразятся на деятельности компании. Реакция была незамедлительной, уже в следующем году прибыль Avon снизилась на 30 миллионов. И 18 января 1988 года с FosterMedical пришлось попрощаться.

На этот раз, в новом письме акционерам Уолдрон во всем винил правительство «Новая государственная политика компенсаций превратила легкий и финансово привлекательный бизнес в сложное и гораздо менее прибыльное дело». В этом же году компании пришлось продать и Mediplex, с убытками в 800 миллионов долларов, а год спустя «ушла с молотка» и RetirementInns, стоит отметить, что сумма продажи составила 10,8 миллиона долларов, что в три раза меньше суммы, за которую когда-то компания была приобретена. «Наигравшись» со здравоохранительной сферой руководители Avon закрыли эту тему.

Смена руководства Avon

Весной 1988 года генеральным директором и президентом компании стал Джеймс Престон. И хотя он часто повторял, что многому за время работы в компании научился у Уолдрона, в своем выступлении перед акционерами и сотрудниками фирмы Джеймс заявил: «было очень больно, честно говоря, слышать от новичков в компании, что лучшие времена Avon уже позади. Первое, что мы должны были сделать, — вернуться к основам. Нам следовало вернуться к нашему бизнесу, к делу, которое мы знали, любили и понимали, и избавиться от лишнего».

Престон решил снова сфокусировать всю деятельность компании исключительно на прямых продажах. При этом он весьма негативно отзывался об опыте в сфере здравоохранения: «Уход от здравоохранения был верным шагом, пусть болезненным и дорогостоящим, но он положил конец политике диверсификации бизнеса, начавшейся пять лет назад. Самое же парадоксальное заключалось в том, что у Avon не было необходимости в такой диверсификации. Сегодня международный масштаб прямых продаж парфюмерии и косметики обеспечивает компании здоровое процветание и дает ей все, чего можно пожелать».

Между тем, Джеймс осознавал, что процесс восстановления будет длительным и сложным. Однако, он взялся за дело с особым рвением и уже 23 января 1989 года на заседании руководства компании Престон сказал следующее: «Приветствую вас на собрании, которое, уверен, станет самым важным за всю историю нынешнего руководства. Три года назад эксперты косметического бизнеса отказали прямым продажам в США в праве на существование, сегодня их жизнеспособность уже не ставится под сомнение».  Джеймс был настроен на победу, верил в компанию, готов был отдать все силы, лишь бы помочь этому «тонущему кораблю». Однако ситуация в финансовом плане была настолько плачевной, что Роберт Пратт, исполнительный вице-президент компании, долго подбирал слова и не знал как сообщить о состоянии дел, не шокировав при этом слушателей.

Прат говорил долго, отмечал плюсы и минусы, подводя черту он отметил: «Положительный финансовый баланс означает, что после оплаты всех счетов у компании остаются средства. И наоборот, отрицательный баланс будет означать, что мы на пути к банкротству». Роберт напомнил руководству, что из последних 10 лет, семь стали убыточными. Avon брала кредиты, часть денег направили, чтобы выкупить акции компании. Рейтинговые агентства Standard &Poor's и Moody's снизили долговые рейтинги Avon  до спекулятивного уровня, компании приходилось платить невероятно большие проценты. Пратт задавал в зал вопрос: «Насколько серьезны наши финансовые проблемы?» и тут же сам давал ответ: «Очень серьезны!»

«Окутанная» со всех сторон долгами, Avon могла выжить только придерживаясь строгого плана. Пратт заявлял: «Каждый наш шаг должен приносить запланированную прибыль, никаких повышений ставок и никаких неожиданностей». Но как ни старалось руководство, компанию уже начали рассматривать как вариант для поглощения.

Престон не жалел сил. Он ездил по всему миру, проводил собрания и пытался объяснить рабочим, что сохранить компанию можно только в условиях режима жесткой экономии. Ведь менеджеры привыкли заказывать дорогую еду и ездить в аэропорт на лимузинах, естественно, все за счет компании. Джеймс предупреждал: «Это вопрос жизни и смерти Avon. Каждый сэкономленный доллар — это доллар, принесенный в компанию. Каждый доллар, сэкономленный на командировании одного человека вместо двоих, на поездке в такси вместо лимузина — это доллар, который пойдет на уменьшение суммы долга».

«Я ездил по миру и объяснял, что каждый из нас должен чем-то пожертвовать», — говорил в интервью Престон. Он следовал принципу «Хочешь что-либо изменить – начни с себя», Джеймс начал с того, что продал самолет, находящийся во владении компании, и купленный когда-то Уолдреном. Также Престон отказался от дорогого кабинета и прилегающей к нему ванной комнаты и избавился от столовой для руководителей. «Больше всего меня сводили с ума все эти рейдеры, которые готовы были прийти и разорвать компанию на части, — вспоминал Престон. — У нас было три миллиона пpeдcтaвитeлей и тысячи служащих, за судьбу которых я чувствовал себя ответственным, и меньше всего мне хотелось их подвести».

Борьба компании Avon с поглощением

Борьба компании Avon с поглощениемНо все же момент, которого так все боялись наступил. Еще до того, как в Avon объявили режим экономии в компании появился представитель из MaryKay Inc  и поинтересовался, возможно ли сотрудничество между двумя организациями. Естественно, руководство Avon тут же отказалось от предложения, сославшись на то, что компании ориентированы на разные рынки и торговым представителям Avon не интересен подобный поворот событий. И даже, если бы слияние случилась, то, все равно, компании работали бы отдельно друг от друга.

Однако в MaryKay, должно быть, не поняли тонкого намека, и в декабре 1988 года вдруг выяснилось, что во главе с финансовым директором Джоном Рочоном поглотитель втихую активно скупает акции Avon. В руках у MaryKay уже сконцентрировалось 600 тысяч акций, при этом Рочон действовал не один, а в связке с холдинговой компанией Henley Group и Лазардом Фрезером, инвестиционным банкиром. Руководство Avon было шокировано новостями, и не успели они прийти в себя, как стало известно, что о поглощении мечтает не только MaryKay. Консультант по инвестициям из Миннеаполиса, Ирвин Джекобе, совместно с компанией Amway уже приобрел 10% акций Avon.

Джеймс Престон тут же собрал совет, и было решено действовать безотлагательно. В результате тысячи торговых представителей написали письма в Amway, уверяя, что им совершенно не интересно сотрудничество с ней, и распространять их продукцию они не станут. В Amway задумались, а Avon тем временем подала в суд, обвиняя компанию в нарушении федерального законодательства по ценным бумагам. В исковом заявлении особо подчеркивался факт того, что независимость Avon  обеспечит ее акционеров наилучшими финансовыми перспективами.

И все же, 10 мая 1989 года Amway сделала официальное заявление о том, что хочет приобрести Avon по цене 39 долларов за акцию. Не удивительно, что Avon тут же ответила отказом, уточнив, что ее намерение остаться независимой не изменилось. Также Avon  напомнила, что у Amway и без того хватает проблем в правовой сфере, а столкновение корпоративных культур точно до добра не доведет. Компания отозвала заявку и оставила Avon в покое. Теперь MaryKay и Amway отошли в сторонку, и тихонько наблюдали за развитием событий со стороны.

Через некоторое время вновь объявился Рочон. В этот раз он собрал новую армию из единомышленников, пригласив в свою «команду» ChartwellAssociatesLP. О новой атаке  Avon узнала уже после того как «товарищи» Рочона выкупили 6,5% акций. Кстати, за Chartwell стояли Фишеры, GettyFamilyTrust и ArgonautPartners – союз из Джона Рочана и самой Мэри Кей.

Avon пытаясь отстоять собственную независимость, опубликовала открытое заявление, в котором отмечалось, что компания хочет сохранить за собой независимость. Однако на Chartwell это никак не повлияло, и в марте 1990 года потенциальный поглотитель уже обладал 9,1% простых акций и угрожал косметической компании тем, что начнет борьбу за контроль над Avon. Сообразив, что ситуация критическая, Престон был вынужден пойти на уступки и двум представителям от Chartwell были выделены места в совете директоров компании Avon.

Вспоминая те времена, Джеймс говорит: «Мы уходили с собраний, проводимых Робертом Рулзом. Они начинали возмущаться: что это за собрание такое, а мы отвечали: это значит, мы больше не хотим обсуждать эту тему». Престон понимал, что Chartwell уже не отпустит компанию, и будет бороться за нее из последних сил. Пока было затишье, они скупили еще больше акций и теперь попросили в совете директоров Avon четыре кресла вместо двух. Престон был вне себя от ярости: «Они пытались заполучить Avon по дешевке. И это было их ошибкой. Врага нельзя недооценивать».

Когда в 1990 году представители Chartwell пришли на голосование, Avon сделала все возможное, чтобы соперники могли заполучить лишь одно дополнительное место в совете директоров. Тут неожиданно из компании вышли Рочон и Мэри Кэй, заявив, что они не намерены больше вести эту борьбу. Однако Avon восприняла этот шаг скептически, предполагая, что ArgonautPartners могли просто создавать видимость незаинтересованности, а на самом деле втихаря снова начать приобретение акций Avon. Чтобы потом, неожиданно объединиться и с новой силой обрушиться на косметическую компанию. И тут Престону пришла в голову отличная идея, он начал активную работу над «Планом по защите прав акционеров». Этот документ должен был защитить компанию при любых попытках поглощения. План работал следующим образом: Если один акционер становился владельцем более 20% акций, то оставшиеся акции автоматически удваивались, сразу при этом снижая долю его собственности. Помимо этого Avon поспешила подать на Argonaut в суд и пока компании вели «боевые действия», Престон сумел стабилизировать финансовое положение фирмы. В марте 1991 года Chartwell отступила и вскоре продала значительную долю акций Avon.

Объемы продаж компании росли и уже в 1990 составили 3,4 миллиарда долларов. Компания досрочно погашала кредиты и в 1991 году сумма задолженности составила 342 миллиона долларов. Это хороший результат, особенно, если учитывать, что в 1988 она составляла 1,2 миллиарда.

Avon по сей день реализует товары посредством прямых продаж. В последствии, исполнительный вице-президент по международным вопросам Роберт Тот скажет: «Мы заблудились, и это был по-настоящему тяжелый период, руководство (старое) считало, что время прямых продаж навсегда ушло, и начало все менять, менять и менять. Мы чуть было не попали в настоящую переделку, но справились с этим. Сегодня мы как никогда верны своему курсу».

  • компания Avon
  • красота с доставкой на дом
  • Дэвид Макконнелл
  • от продажи духов к корпорации
  • корпорация Avon
  • трудности компании Avon
  • Avon и здравоохранение
  • руководство Avon
  • борьба Avon с поглощением

Похожие публикации

Комментарии (7)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо войти или зарегистрироваться
UP