Биографии Великих Финансистов. (Давид Рикардо)

Давид Рикардо

(1772–1823)

 

Английский экономист, финансист, мультимиллионер, идеолог промышленной буржуазии в ее

борьбе с землевладельческой аристократией в период промышленного переворота 

АПОСТОЛ НАУКИ.

Выходец из ортодоксальной иудейской семьи уже к 25 годам сколотил состояние на биржевых спекуляциях. В зрелом возрасте он взялся за изучение политической экономии, став одним из ведущих теоретиков и идеологов свободного рынка. Место в Палате общин помогло ему воплотить свои прогрессивные идеи в реальность.

 

Ранние годы

Давид Рикардо (David Ricardo) родился 18 апреля 1772 года в Лондоне в семье португальских евреев Абрахама и Абигейл Рикардо. Он был третьим из 17 детей. Отец Давида был биржевым маклером. Мать занималась воспитанием многочисленного потомства. Семья Давида принадлежала к марранам и вела достаточно строгий религиозный образ жизни. К 14 годам Давид получил традиционное еврейское образование. Он не только изучал Тору и Талмуд, но и освоил азы бухгалтерии, прекрасно знал математику. Продолжая обучение на дому, он начал помогать отцу в биржевой торговле и в 16 лет выполнял сложные финансовые поручения, демонстрируя незаурядную деловую хватку.

Рикардо вошел в историю как один из немногих финансистов мирового масштаба, так и не получивших высшего образования. Давид тяготился религиозным консерватизмом своей семьи и вскоре предпочел пойти на разрыв с родными, женившись на англичанке Присцилле Уилкинсон, принадлежавшей к квакерам. Обращение в новую веру помогло Рикардо в работе на фондовой бирже, где к иудеям относились предвзято. Мнение ортодоксальной еврейской общины вынудило родителей Давида публично отказаться от сына-бунтаря. Отец изгнал его из семейного бизнеса, а мать не разговаривала с ним до конца жизни. Однако со временем Давид восстановил связи с отцом и братьями.

«Лично я твердо верю в то, что человек может очень честно относиться ко всем общественным делам, ко всем обязанностям, налагаемым на него обществом, членом которого он является, и не верить в будущую жизнь. Я вполне признаю, что религия представляет сильнейший источник обязательств, но я отрицаю, что она единственный источник»

 

Путь к богатству

Благодаря способностям и трудолюбию, в 21 год Давид располагал неплохим по тем временам капиталом в 800 фунтов стерлингов, а также деловыми связями и опытом. Он отличался осторожностью, расчетливостью и хладнокровием – качествами, необходимыми для работы на бирже. Проводя крупные операции на Лондонской фондовой бирже, Рикардо меньше чем за пять лет стал владельцем солидного состояния.

В конце XVIII – начале XIX века на Лондонской фондовой бирже обращались в основном государственные облигации Великобритании, а также иностранные облигации. Страна вела многочисленные войны, и потому правительство систематически производило займы на внутреннем рынке, на которых при должном умении можно было заработать состояние. Именно государственные займы привели к появлению рантье, финансистов-посредников, откупщиков, акционерных обществ, биржевой торговли – словом, современной банковской системы. Сущность операций сводилась к тому, что группы игроков на бирже покупали у правительства облигации оптом (правительство при этом выбирало тех, кто предлагал самый выгодный курс), а потом распродавали их в розницу. Так заработали свои капиталы семейства Ротшильдов  и Морганов , а Давид Рикардо к 1810 году стал одной из самыхnвлиятельных фигур лондонского финансового мира. Его состояние превышало миллион фунтов стерлингов – это была совершенно фантастическая по тем временам сумма. У Рикардо была репутация безупречно честного коммерсанта, он всегда следовал биржевой этике, никогда не вступал в сделку, если она могла принести вред экономике страны. До появления на Лондонской фондовой бирже Натана Ротшильда Давид Рикардо не имел себе равных в биржевой торговле. «Богат, как Рикардо», – писал известный в то время французский экономист Жан-Батист Сэй.

 

От практики к теории

В 38 лет Рикардо пресытился практикой и неожиданно для всех вернулся к образованию. Он углубился в изучение математики, физики, химии (устраивает собственную лабораторию), геологии, минералогии (собирает значительную коллекцию минералов), теологии и литературы. Рикардо был настоящим знатоком и поклонником Шекспира, следил за творчеством Байрона и Вальтера Скотта. В этот период Рикардо обратил пристальное внимание на политическую экономию, которая прежде не вызывала у него никакого интереса. Сохранилась переписка Давида с его хорошим знакомым Хатчесом Троуэром , в которой он высказывал свое мнение по поводу трудов Адама Смита.

Объясняя свой интерес к политической экономии, Рикардо позже писал: «Биржа главным образом обслуживается людьми, целиком поглощенными своими делами, в которых досконально разбираются. Но среди них очень мало людей, которые были бы знакомы с политической экономией, и они поэтому мало интересуются денежным вопросом, поскольку он является проблемой научного исследования. Непосредственными результатами текущих событий они интересуются гораздо больше, чем их отдаленными последствиями»

Тесные связи между биржевой аристократией и членами правительства привели к тому, что Давид Рикардо вошел в политические круги Лондона. В 1809 году после повышения цен на золото в клубе развернулась бурная дискуссия по поводу привилегий Банка Англии и его зависимости от правительства. Рикардо активно участвовал в полемике и называл основной причиной повышения цен на золото неправильную политику банка.

В 1809 году, пойдя навстречу Джеймсу Перри, издателю одной из самых влиятельных ежедневных газет Morning Chronicle, Рикардо написал первые статьи о цене золота. Он утверждал, что следует ограничить полномочия банка в отношении денежной эмиссии, избыточность которой послужила причиной повышения цены на золото. Публикации имели серьезный общественный резонанс, на страницах газеты завязалась бурная полемика. Оппозиция умело использовала ее против правительства консерваторов. Успех статьи вдохновил Рикардо. Используя многочисленные письма, полученные газетой в ходе дискуссии, он написал памфлет «Высокая цена на золото как доказательство обесценения кредитных билетов» и выпустил его отдельной брошюрой, выдержавшей четыре издания. Авторитет Рикардо упрочился, и он стал активным, хотя и негласным участником правительственного Комитета по золотому

обеспечению (Bullion Committee), учрежденного в 1810 году. В это же время Рикардо знакомится с автором работы «Очерк о законе народонаселения», знаменитым экономистом Томасом Мальтусом. Рикардо и Мальтуса связала длительная дружба. Великие экономисты переписывались и часто гостили друг у друга. При встрече и в письмах они вели яростную полемику. Мальтус отстаивал интересы английских лендлордов, крупных землевладельцев, добившихся в 1814 году введения «хлебных законов», по которым дешевый импортный хлеб облагался значительными пошлинами, чтобы он не мог конкурировать с дорогим местным. Эти пошлины ложились тяжким бременем на английский рабочий класс. Рикардо, в свою очередь, защищал интересы английских промышленных капиталистов, так как последним в создавшихся условиях приходилось повышать заработную плату наемным работникам.

В 1815 году увидел свет второй памфлет Рикардо «Эссе о влиянии низкой цены на зерно на прибыль с капитала», в котором автор доказывал, что интересы лендлордов противоположны интересам общества. В этом же сочинении он изложил некоторые положения своей теории ренты и теории развития капиталистического общества. Работая над эссе, Рикардо сам уже был крупным землевладельцем: к тому времени он приобрел особняк в Лондоне и огромное поместье Гэткум-парк в графстве Глостершир. На 1815 год, когда закончились Наполеоновские войны, пришлось обострение протестных настроений в английском обществе. Затяжной период войн и Континентальной блокады привел к резкому ухудшению экономического положения низших слоев британского общества. Обострилось стачечное движение, зазвучали требования о национализации земель, из печати вышли работы социалиста-утописта Роберта Оуэна. Давид Рикардо примкнул к партии умеренных либералов, так называемых философских радикалов, предводителями которых были Иеремия Бентам и Джон Милль. Милль даже называл себя учеником Рикардо – к недовольству Бентама, который по многим вопросам являлся оппонентом Рикардо.

В 1816 году по настоянию Милля Рикардо опубликовал книгу «Предложения в пользу экономичного и устойчивого денежного обращения», а в начале 1817 года – свой главный труд, «О принципах политической экономии и налогообложения». В этой работе он развивает положения теории Адама Смита, показывая, что стоимость товаров, единственным источником которой является труд рабочего, лежит в основе доходов различных классов общества. Именно эта книга создает ему репутацию первого экономиста Англии. Известный английский писатель Томас де Квинси  вспоминал: «Реформатор в области политической экономии, которого я Известный английский писатель Томас де Квинси  вспоминал: «Реформатор в области политической экономии, которого я ждал, наконец появился… Возможно ли, чтобы англичанин, не скрывающийся от света в каком-нибудь академическом святилище, а поглощенный коммерческой и политической деятельностью, совершил то, чего не могли сделать все европейские университеты… Рикардо, исходя из собственного опыта и наблюдений, вывел законы, которые впервые прояснили накопленные

знания, и превратил, таким образом, собрание мыслей в науку правильных соотношений, опирающихся на вечный базис».

 

Экономическая доктрина

Экономическая теория Рикардо – это первая научная система политической экономии периода промышленного капитализма, продолжение и развитие положений Адама Смита. Согласно ключевому положению Смита, предпосылка роста благосостояния – разделение труда, которое увеличивает мастерство каждого работника и обеспечивает экономию времени при переходе от одной операции к другой, способствует применению более совершенных машин и механизмов, более эффективных методов работы, облегчающих труд. В числе других факторов умножения богатства Рикардо вслед за Смитом выделяет рост населения, увеличение доли населения, участвующего в производстве, переход от мануфактур к фабрикам, свободу конкуренции, отмену таможенных барьеров. Категорию «капитал» Рикардо рассматривал как часть богатства страны, которая употребляется в производстве и состоит из пищи, одежды, инструментов, сырья, машин, необходимых для того, чтобы привести в движение труд. Согласно концепции Рикардо, рента всегда платится собственнику за пользование землей и носит дифференцированный характер: ее получают владельцы лучших участков и более плодородных земель. Но источником ренты служит не плодородие земли, а труд работников, затрачиваемый на производство сельскохозяйственных продуктов. Избыток продукции, получаемый на лучших землях, трансформируется в ренту, уплачиваемую собственнику земли. Заработная плата по Рикардо – это цена труда. Труд имеет рыночную и естественную цены, которые не всегда совпадают. Естественная цена труда регулируется величиной прожиточного минимума рабочих и не может подняться над этим уровнем. При естественном развитии общества зарплата имеет тенденцию к снижению, так как приток рабочих будет постоянно возрастать в одной и той же степени, тогда как спрос на них будет увеличиваться медленнее. Рикардо выделял три основных класса в зависимости от способа получения ими дохода: владельцы земли (рента); собственники денег и капитала, необходимого для обработки этой земли (прибыль); рабочие, обрабатывающие эту землю (заработная плата). В оценке значения Рикардо как экономиста-теоретика мнения ученых того времени чрезвычайно расходятся. Одни считали, что его труды – вершина политической экономии и что они нуждаются в минимальных корректировках, другие, напротив, полагали, что выведенные им законы не соответствуют действительности и потому лишены научного значения. В упрек Рикардо, в частности, ставили то, что он был последовательным представителем интересов денежного капитала и крупной буржуазии, поэтому отстаивал положения экономической и социальной политики, которые были выгодны для этого класса. В мире экономики именем Рикардо назван феномен перенасыщения научных работ математикой – так называемый рикардианский порок. Он присущ многим экономистам, в том числе Джону Кейнсу, труды которого сложны для восприятия неподготовленной аудиторией.

 

Парламентская стезя

В 1819 году Рикардо приобрел место в Палате общин британского парламента у некоего небогатого лорда из Ирландии. Рикардо никогда не видел своих избирателей, но это не помешало ему вести активную политическую деятельность. «Хотя Рикардо пробыл в парламенте всего четыре года, – писал известный английский историк Арнольд Тойнби, – он, несмотря на это, произвел полную революцию во взглядах на экономические проблемы».

На протяжении всей своей политической деятельности Рикардо отстаивал положения экономического либерализма, не допускающего государственного вмешательства в экономику, и выступал за свободу предпринимательства и торговли. Он писал: «…правительство свободно лишь постольку, поскольку народ может свергнуть его. И какие гарантии свободы имелись бы, если бы дозволены были только приходские собрания… Страх перед восстанием, страх перед народом, соединяющимся для общего действия, представляет наиболее мощную сдерживающую силу для всяких правительств» На первых порах Рикардо испытывал определенные трудности в Палате общин. Особенно много хлопот ему доставляла необходимость публичных выступлений: «Я боюсь, что принесу мало пользы. Два раза я пытался говорить, но сильно волновался при этом. И я боюсь, что никогда не справлюсь со страхом, который овладевает мной, когда я слышу звуки собственного голоса». Тем не менее очень скоро Рикардо смог вполне овладеть ораторским искусством. Например, 24 мая 1819 года, при обсуждении возобновления платежей Английским банком, Рикардо произнес большую речь, которую завершал при всеобщих аплодисментах. За четырехлетнюю карьеру в парламенте Рикардо произнес 126 речей и 237 раз принял участие в голосовании. Он выступал против «хлебных законов» (Corn Laws), за свободу торговли, уменьшение государственного долга, улучшение системы банковской системы и денежного обращения, придерживаясь взглядов, типичных для буржуазного демократа. банковской системы и денежного обращения, придерживаясь взглядов, типичных для буржуазного демократа. Карл Маркс в «Нищете философии» резюмировал: «…Адам Смит и Рикардо являются представителями того периода развития буржуазии, когда она, находясь еще в борьбе с остатками феодального общества, стремилась лишь очистить экономические отношения от этих феодальных пятен, развить производительные силы, придать новый размах промышленности и

торговле… В их глазах нищета является лишь болезнью, сопровождающею всякое рождение как в природе, так и в промышленности». Переутомление от слишком интенсивной общественной деятельности давало о себе знать. Чтобы отвлечься от дел и немного отдохнуть, Рикардо совершил путешествие на континент, посетил Франкфурт, Швейцарию и северную Италию, Лион и Париж. Но вернувшись, он продолжал работать в различных комитетах. Только за пять месяцев 1822 года он выступил около 40 раз. Современники описывают Давида Рикардо как приятного и дружелюбного человека с внимательным взглядом и располагающими манерами. Он был совершенно неспособен ссориться с друзьями, хотя иногда серьезно расходился с ними в вопросах науки и политики. Кроме того, Рикардо был прекрасным семьянином. Младшие братья и сестры, его дети и даже родственники жены отзывались о нем как о мудром и справедливом человеке. Умер Рикардо в Гэткум-парке в сентябре 1823 года в разгар политической и научной карьеры от застарелой ушной инфекции, приведшей к воспалению мозга. В некрологе о нем написали: «Искусство обогащения не пользуется у нас большим уважением. А между тем Рикардо ни в одной области

не проявил своих дарований в такой высокой степени, как именно в денежных делах…»

 

Известные высказывания Давида Рикардо

  • Вода и воздух чрезвычайно полезны, они прямо необходимы для существования, однако при обычных условиях за них нельзя ничего получить в обмен. Напротив, золото, хотя полезность его в сравнении с воздухом или водой очень мала, обменивается на большое количество других благ.
  • Соразмерно уменьшению капитала страны необходимо уменьшится и ее производство; поэтому если такие (непроизводительные) расходы народа и правительства продолжаются и если годовое воспроизводство постоянно уменьшается, то ресурсы народа и государства будут падать с возрастающей быстротой, и результатом будут нищета и разорение.
  • Полезность не является мерой меновой стоимости, хотя она абсолютно существенна для этой последней. Если предмет ни на что не годен, другими словами, если он ничем не служит нашим нуждам, он будет лишен меновой стоимости, как бы редок он ни был и каково бы ни было количество труда, необходимое для его получения.
  • Расширяя избирательное право, вы открываете двери анархии, ибо главная масса народа заинтересована или полагает, что заинтересована в равном распределении имуществ, и выбирала бы только таких демагогов, которые поддерживают в народных массах надежду, что такой раздел действительно совершится.
  • Для чего мы ввели в употребление паровые машины? Можно было бы доказать, что наши мануфактуры процветали и без них. Почему бы не удовлетвориться тем, что было достаточно хорошо? Но нет ничего, что было бы достаточно хорошо, если мы можем достигнуть лучшего. Это ложное мнение, которое могут защищать только невежды…

 

  • Биографии Великих Финансистов. (Давид Рикардо)

Собери свой портфель акций

Начать инвестировать

Собери свой портфель акций

Начать инвестировать

Комментарии (16)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо войти или зарегистрироваться
UP