Автоматические торговые стратегии: интервью с тредейром Андреа Анджером

Андреа Анджер (Andrea Unger) начал свою карьеру профессионального трейдера в 2001 году. Сначала работал с опционами, затем с фьючерсами и акциями, отдавая предпочтение механическому методу торговли. Четыре раза выигрывал Чемпионат мира. Сейчас занимает пост исполнительного директора Unger Trading S.r.l. Риск-менеджер, разработчик стратегий, наставник и автор книги «Управление капиталом» (Money Management) (опубликована на итальянском и китайском языках). Имеет диплом магистра в области инженерной механики, который получил в Университете Милана, является участником Mensa.

Андреа Анджер (Andrea Unger)

Анджер помогает другим трейдерам разрабатывать прибыльные автоматические торговые системы. На своем сайте UngerAcademy.com ведет блог, где размещает бесплатные статьи и видео о системах торговли.

Андреа, расскажите нам немного о своем опыте и о том, как вы заинтересовались финансовыми рынками.

Я изучал инженерную механику и выполнял работы для нескольких международных компаний. Но меня интересовали рынки. Я хотел понять, как движется цена на рынке. Поэтому я начал изучать их вместе со своими коллегами, потому что все мы хотели немного подзаработать — я начал покупать акции, основываясь на слухах. Знаете, как это бывает: у кого-то есть знакомый, другой знакомый которого  сказал, что акция должна расти. И в то время так и было. Когда мы начинали, удавалось немного зарабатывать. Мы думали, что это мы такие умные. Очевидно, что это было не так. И очень скоро мы начали терять деньги, как обычно и происходит, если у тебя нет опыта.

Я представления не имел о том, как это все работает. Но я хотел разобраться, что стояло за движениями цены на рынке. Этот вызов завораживал меня. Я пытался понять, что может лучше всего работать в моем случае. Это было в конце 1990-х, во время пузыря доткомов. Был огромный интерес к рынкам.

Я наткнулся на некоторые вторичные инструменты, которые торговались на итальянском рынке. Они назывались покрытыми варрантами. Это, как опционы пут и колл, но только цены на них устанавливает маркетмейкер. Это было хорошо, поскольку означало, что есть ликвидность, и плохо, поскольку маркетмейкер мог менять цены по своему усмотрению. Реального контроля за тем, как он устанавливает котировки, не было. Но я обнаружил, что котировки разных маркетмейкеров, таких больших игроков, как Societe Generale и Citibank, формировались компьютерной программой, которая имела запаздывание, поэтому отставали на 15-30 секунд.

Поскольку с математикой у меня все было в порядке, я смог разобраться, когда появляется возможность для арбитража, чтобы покупать то, что, как я знал, будет через несколько секунд стоить дороже. Это было ближе к видеоиграм, чем к реальной торговле, но это позволяло мне зарабатывать.

Поэтому я продолжал этим заниматься и через какое-то время понял, что маркетмейкеры не будут вечно пользоваться этими устаревшими программами. Нужно было найти другой подход к рынку. Поэтому я начал изучать то, что мне, как инженеру, казалось более реальным, — построением систем торговли на основании фиксированных правил. Это позволило мне преодолеть эмоции и получить представление о том, чего можно ожидать от моего подхода. В данной отрасли много говорили о методах, формациях и т. п., но не было реальных доказательств, что все это работает.

С помощью системы торговли можно было тестировать идею и получать результаты. Это позволяло знать, работало ли в прошлом то, что я хотел делать. Я начал потихоньку разрабатывать торговые системы. Делал много ошибок. В начале я был в отчаянии, потому что мне не удавалось разработать ни одной системы, которая бы приносила деньги.

Я даже начал думать, что разрабатывать системы торговли невозможно. Я читал обсуждения на разных форумах и изучал всю доступную информацию, которую удавалось найти, но не мог собрать все это воедино. Я начал искать сочетания самых разных индикаторов, с разными настройками, в надежде найти идеальный вариант. Но когда проводил тестирование на истории, результаты всегда получались ужасными. Это приводило в отчаяние. Затем, по счастливой случайности, я встретил одного из моих друзей. Он использовал очень простой метод. Он предложил создавать торговые системы вместе, потому что я лучше разбирался в компьютерах. Когда я увидел его базовую модель, которую он применял во всех своих системах, то был поражен. Это было очень просто. Оказалось, что мне нужны были лишь метод и отправная точка.

Это стало началом моей деятельности. С годами количество базовых моделей увеличивалось, я менял свой метод, комбинировал разные подходы к торговле на рынке, и — я все еще был в игре. Это самое важное достижение. Спустя 15 лет я продолжаю оставаться в игре и по-прежнему использую торговые системы. Другое, что поразило меня в этом бизнесе, это свобода, которую я смог получить. Я работал менеджером в мультинациональной корпорации, у меня в подчинении было более 30 человек. Мне нужно было заниматься очень многими вопросами, но я никогда не был свободен. У меня была хорошая должность, и я был предан компании, но у меня был начальник, у которого был свой начальник, у которого тоже был начальник и т. д.

Я чувствовал, что торговля на рынке даст мне совершенно другую степень свободы. И рынок вознаградит меня. Если я будут работать плохо или лениться, то не заработаю денег. Вот эту формулу я держал в уме. Я думал, что смогу найти это на рынке. И я нашел это. Хотя, должен признать, сегодня у меня еще более строгий начальник — это сам рынок. Пусть это уже не тот начальник с длинной кубинской сигарой во рту, но все же это начальник, который не спит 24 часа в сутки и каждый день ставит передо мной сложные задачи.

Я никогда не думал об этом таким образом!

Мне всегда нужно быть внимательным — уважать начальника, стараться понять, чего он от меня хочет, и делать это правильно. Если сделаю правильно, заработаю. Если нет, потеряю деньги. Нейтрального варианта здесь нет.

Как часто вы торгуете и что именно?

Можно сказать, что я торгую 24 часа в сутки, потому что у меня все автоматизировано. Я торгую фьючерсы: CME, Globex и Eurex здесь, в Европе. Я начинал торговать на рынке акций, но затем перешел на фьючерсы, потому что они позволяют мне получить более высокий уровень диверсификации. Работая с фьючерсами, я могу сочетать индексы, товарно-сырьевые активы, валютные пары и облигации. Когда вы торгуете только на рынке акций, то можете торговать хоть сотни акций, но вы все равно автоматически получите более сильную корреляцию своих позиций. Даже если проводить диверсификацию по секторам, то, когда рынок растет, растет все. Когда он падает, падает все. Если позиций слишком много, страдает диверсификация. На рынке фьючерсов я могу входить в разные сектора, торгуя нефть, золото, бензин, сою или что-то еще, что имеет достаточную для торговли ликвидность.

У меня работают несколько систем. Например, в этом месяце у меня работают около 50 систем, и каждый месяц это число меняется. Может так случиться, что на одном рынке у меня будет работать несколько систем. Система основана на разных моделях. Поэтому может быть так, что одна система открывает позицию в лонг, а другая — в шорт. В этом случае позиция у брокера будет отображаться как нейтральная, но, на самом деле, это будут лонг и шорт одновременно. Это может происходить на разных временных горизонтах, но такое случается. Я стараюсь сочетать как можно большее число рынков и использовать как можно больше методов. Среди них — следование по тренду, контртрендовая торговля, сезонность и свинговая торговля. Я использую все возможные модели вместе и стараюсь получать как можно меньшую корреляцию между своими сделками.

Вы говорите, что у вас около 50 систем, и все они разные?

На самом деле, у меня свыше 200 систем. Каждый месяц я прогоняю программу, которую разработал на Octave. Она создает своего рода рейтинг и выдает мне список систем, которые следует применять в реальной торговле в течение предстоящего периода времени (в моем случае это месяц). Так, в первую субботу каждого месяца я прогоняю эту программу и получаю список систем, а для каждой системы — количество контрактов, которым следует торговать в течение следующего месяца.

Большую часть работы по принятию решений вы предоставляете своим системам? Откуда вы черпаете идеи для систем?

Я разрабатываю свои собственные системы. Иногда хорошие идеи мне подают мои ученики. Но логика разработки всегда остается неизменной: начинаем с общей модели, а затем развиваем ее. Общая модель выявляет, что делает рынок. Таким образом, у меня есть все эти системы, и, когда они запущены, я их не трогаю. Конечно, иногда возникает соблазн вмешаться. Но если нет такой необходимости с технической точки зрения, я этого не делаю. Сейчас я достиг того уровня, когда могу максимально этого избежать, за исключением каких-то особых обстоятельств, таких как выборы президента США или Брексит. Но это особые обстоятельства, и, если они возникают, я могу принять решение остановить работу всех своих систем.

Потому что я считаю, что рынки могут отреагировать нелогичным образом. Например, может присутствовать грязная волатильность, то есть волатильность, в которой нет внутреннего порядка. Это в корне отличается от стандартного поведения. А если это отличается от стандартного поведения, то мои системы, которые основаны именно на стандартном поведении, могут быть сбиты с толку. А если они будут сбиты с толку, я, скорее всего, потеряю деньги.

Поэтому в таких особых обстоятельствах я могу принять решение об отключении всех систем. Но обычно я даю им возможность работать и делать то, что они должны делать, потому что, должен признать, мои системы умнее меня. Когда разрабатываешь системы, то делаешь это в расслабленном состоянии. Ты не будешь создавать их в процессе торговли. А решения, которые принимаются в расслабленном состоянии, всегда лучше тех, которые принимаются в условиях стресса.

Поэтому главная задача — постараться ничего не менять в системе. Внесение в систему изменений может быть опасным, так как приведет, скорее всего, к ухудшению результатов. Когда у тебя работает несколько систем, то вероятным результатом всех этих вмешательств будет уменьшение прибыли. Поэтому я стараюсь держать руки подальше от мышки, когда системы работают. Но я слежу за ними в течение дня. Я вижу, что платформа работает, и время от времени поглядываю, чтобы убедиться, что все в порядке.

Вы считаете, что каждый рынок индивидуален, и что трейдеру важно понимать рынок, на котором он торгует. Что именно нужно понимать трейдеру?

При разработке системы для торговли возможны два подхода. Первый — постараться найти нечто, что подходит для как можно большего количества инструментов. Второй — попытаться понять природу конкретного рынка, а затем что-то создать на основании этого открытия. В первом случае вы строите какие-то базовые системы. Как правило, это классические долгосрочные системы следования за трендом или что-то подобное. Если это работает, вы применяете это к корзине инструментов. Мне такой подход не нравится. Я могу делать это в целях диверсификации, но мой основной подход заключается в разработке для каждого отдельно взятого рынка и выявлении того, что этот рынок скорее всего будет делать.

В качестве примера приведу S&P 500. Это самый ликвидный из имеющихся фьючерсных инструментов. Этот рынок по своей природе имеет тенденцию возврата к среднему. Это не трендовый рынок в привычном понимании этого термина. В краткосрочной перспективе, если торговать пробои вверх на mini S&P, то будешь постоянно терять деньги, потому что, когда начинается движение, цена не будет откатывать к средней линии основного тренда. Поэтому с одной стороны, средняя линия находится в тренде, потому что, если оглянуться на 2009 год, то определенно наблюдается многолетний тренд вверх, но он ходит как бы зигзагами вокруг некоторого среднего уровня. Если торговать классический пробой трендового канала Дончяна, то есть пробой High последних 20 баров, например, то движение впоследствии пойдет, скорее всего, против вас и вытряхнет вас по стоповому ордеру. Использовать стоповые ордера — это очень правильно, поэтому их всегда надо ставить.

Самый лучший метод — это торговать на откатах или продавать на экстремумах. Наиболее предпочтительной является покупка на откате, потому что S&P — это индексный инструмент, а индексы в долгосрочной перспективе имеют тенденцию идти вверх. Такова природа фондового рынка, поскольку в этом есть ценность. Если я разрабатываю систему, построенную на mini S&P, то не буду упрямо тратить время на попытки найти, скажем, нечто, что будет искать внутридневной тренд после пробоя в начале дня. Вероятнее всего, я буду искать место, где можно купить на откате или на падении рынка. Это так называемая контртрендовая торговля, поскольку позиция открывается против непосредственно предшествующего движения. Когда рынок падает, я зачастую открываю позицию в лонг, потому что после падения рынок обычно отскакивает и возвращается к средней линии.

Я надеюсь, что смогу «проехаться» на этом контрдвижении рынка. При торговле S&P это, как правило, работает. Но я бы не стал этого делать, например, на фьючерсах на бензин. Фьючерсы на бензин обычно хорошо подходят для пробойных или трендовых сделок. На этом рынке вы получите гораздо лучшие результаты, если будете использовать стратегии для торговли на пробой или следования по тренду. Конечно, можно найти хорошую стратегию следования по тренду для mini S&P или стратегию торговли против тренда для фьючерсов на бензин, если имеются особые условия рынка. Но сделать это будет гораздо труднее. В конечном итоге, вы потратите кучу времени и сил на поиски стратегии, которая всегда будет оставаться слабой для данного конкретного рынка.

Так зачем же это делать? Я предпочитаю создавать то, в работе чего на данном конкретном рынке я уверен. Это обычно дает наилучшие результаты, хотя это не означает, что оно будет работать в 100% случаев. И все же это, как правило, будет работать, поскольку природа этого рынка такова, что он, отклонившись на некоторое время, в конечном итоге возвращается. Он склонен к возврату к своему естественному состоянию.

Поэтому я буду на это рассчитывать и постараюсь найти нечто подходящее для данного рынка. Нужно стараться найти наилучший способ достижения своей цели.

Как может человек, не имеющий опыта программирования, заняться разработкой систем торговли?

Я тоже не программист. Я занимался программированием на базовом уровне, когда учился в университете. Но я выпустился в 1990-м, а сегодня программирование совсем другое. Я полагался на компьютеры, хотя не в той степени, как сегодня. Поэтому имея лишь небольшой опыт, я начал программировать системы, используя различные торговые платформы.

Торговые платформы обычно предлагают какой-то язык программирования, который может быть очень простым в использовании. Например, я работал с EasyLanguage на TradeStation и с PowerLanguage на MultiCharts. Язык TradeSense на Trade Navigator тоже очень легко можно изучить. Это «дружественные» языки. Не нужно обладать особыми знаниями, чтобы в них разобраться. Даже если вы не очень склонны к точным наукам, то все равно сможете написать какой-то код. Да, чтобы чего-то достичь, придется приложить усилия, как и в любом другом случае.

Не будучи сам настоящим программистом, я сначала пытался пользоваться платформами, которые работают на C#, но для меня это было слишком сложно. Я мог это делать, но требовались слишком большие усилия, чтобы реализовать все мои идеи. Это было недостаточно гибко, а я работал недостаточно быстро, поэтому мне не понравилось. Хотелось чего-то попроще.

В интернете можно найти ресурсы, где есть вся необходимая информация, касающаяся того, как стать автоматическим трейдером. Не в целях саморекламы, но могу сказать, что в моей академии мы предлагаем курс специально для тех, кто не имеет навыков программирования, — Master The Code And Go Live («Освой программирование и начинай действовать»).

Я создал этот курс потому, что считаю автоматическую торговлю более разумным методом, чем торговлю ситуативную. Просто при ситуативной торговле нужно принимать слишком много решений. А когда рынок находится в движении, и у вас есть открытая позиция, это очень стрессовая ситуация. При системной торговле, вы можете что-то разработать, пока рынок находится в спящем состоянии, то есть будучи полностью расслабленным. Затем запускаете это в работу и, если вы доверяете своему детищу и той работе, которую проделали, то сможете чувствовать себя гораздо спокойнее.

Как вы закладываете стратегии управления рисками?

Я всегда отталкиваюсь от риска. Если в первую очередь побеспокоиться об убытках, не придется слишком концентрироваться на прибыли. Еще в 2006 году я писал о выборе размера позиций в своей книге «Управление капиталом» (Money Management). Я постарался изложить там все, что хотел бы знать, когда только начинал изучать эту тему. Одна из таких вещей — ограничение потерь.

Убытки будут всегда, и они могут оказаться большими, чем вы ожидаете. Я захотел ограничить их, поэтому начал уделять внимание ограничению потерь и их влиянию на мой торговый счет. Поэтому я всегда стараюсь учитывать все худшие сценарии и то, насколько они могут навредить моему счету.

Как я уже говорил, у меня в данный момент работают около 50 стратегий. Мой риск основан на ограничении возможных убытков в каждой из этих стратегий. В моем случае, это 1.25% от торгового капитала в день. Это означает, что я провел тестирование на истории всех своих систем. Такое тестирование дает мне дневные результаты, которые каждая стратегия демонстрировала на истории. Поэтому для каждой системы я знаю, каким был ее наихудший день за всю историю. Именно этот наихудший день я использую в качестве ориентира. Я говорю себе: «Это нужно ограничить, если такое снова произойдет». Я не хочу, чтобы такой наихудший случай уничтожил более 1.25% моего баланса. Исходя из этого я выбираю размер своих позиций. Очевидно, вы можете возразить, что, если во всех 50 системах наступит наихудший случай, то я потеряю более 50% счета.

Это правда. Но нужно учитывать и другие факторы. Я также замеряю корреляцию между системами. Не корреляцию между инструментами, которую я бы замерял, если бы моя торговля была основана на следовании за долгосрочным трендом. А поскольку я свинговый и краткосрочный трейдер, то определять корреляцию между инструментами не имеет смысла, ведь на одном у меня может быть сделка в лонг, а на другом — в шорт, что вообще исключает корреляцию.

На самом деле, я смотрю на прибыль и убытки каждой стратегии по дням. Смотрю, насколько вероятно, что они будут приносить прибыль или убытки одновременно. Основываясь на этом, я корректирую контракты. Я всегда стараюсь сохранять количество контрактов, которыми торгую, достаточно реалистичным, чтобы это позволило мне выжить, если что-то пойдет не так. Я знаю, что деньги не зарабатываются за один день. Их нужно зарабатывать изо дня в день. Поэтому я должен быть здесь завтра. А чтобы быть здесь завтра, нужно, чтобы у меня еще остались деньги.

Вы пользуетесь какими-то техническими индикаторами?

Поначалу я комбинировал разные индикаторы, но так и не смог найти приличной конфигурации. Поэтому бросил пользоваться индикаторами и теперь изучаю рынки с точки зрения  статистики. Все мои модели основаны на статистическом подходе.

Я стараюсь составлять сценарии типа «Что, если», опираясь на историю данного инструмента. Например, что произойдет сегодня, если вчера на рынке был день с высоким уровнем неопределенности? Что произойдет, если последние пять дней были повышающимися днями? Вот такие сценарии я пытаюсь рассматривать. У меня есть ряд шаблонов, которые я объединяю вместе и использую для исследования поведения рынка. Когда мне удается выявить какую-то особенность поведения, я начинаю строить на этом шаблоне систему.

Когда вы отказываетесь от системы торговли?

Поскольку у меня есть программа, которая каждую первую субботу месяца составляет рейтинги систем, у меня нет необходимости принимать решение об отказе от какой-то системы, потому что программа сама говорит мне, какие системы использовать. Я знаю, какие из моих систем самые лучшие. Но если бы у меня было всего 1-2 системы, я бы торговал с их помощью по-другому. В этом случае есть разные методы, которые позволяют определить, когда следует отказаться от системы. Например, можно провести моделирование по методу Монте-Карло за несколько лет и определить среднюю просадку и среднее квадратичное отклонение. Можно прекратить использовать систему, когда просадка превышает два стандартных отклонения от максимальной просадки на истории.

Это лишь один пример, а не готовый алгоритм. Существует много других, которые можно применять. Всегда важно иметь алгоритм для того чтобы прекратить использовать то, что не работает.

Спасибо, что поговорили с нами.

Источник материала Stocks&Commodities magazine

Будьте в курсе всех важных событий United Traders — подписывайтесь на наш телеграм-канал

  • автоматические торговые стратегии
  • интервью с тредейром
  • Андреа Анджер

Комментарии (1)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо войти или зарегистрироваться
UP