Легенды фондовых рынков – Бернард Барух

baruch-1919

 

«Современный язык сделал термин «спекулянт» синонимом «азартного игрока». Но на самом деле это слово происходит от латинского specular, что значит «вынюхивать» и «наблюдать». «Спекулянт» — это человек, который наблюдает за будущим и действует до того, как это будущее наступит», — так высказался Бернард Барух о биржевых спекуляциях в книге «Моя история».


Бернард Маннес Барух начинал карьеру мальчиком на побегушках в брокерской конторе, получая за эту работу 3 доллара в неделю. Вскоре он стал брокером, а потом и партнером А.Housman &Co. А через семь лет уже владел восьмой частью этой брокерской конторы.


Бернард родился в 1870 году в Камдене (Южная Каролина) в семье Симона и Белл Барух. Он был вторым из четырех сыновей. Его отец эмигрировал в США из Германии в пятнадцатилетнем возрасте. Закончил медицинский колледж, стал хирургом, был одним из основоположников физиотерапии. Симон Барух участвовал в войне между Севером и Югом на стороне конфедератов под командованием генерала Роберта Ли. Предки Бернарда со стороны матери, сефарды, переселились в Америку в 1800-х годах.


Бернард родился вскоре после окончания Гражданской войны. Разоренный Юг, где продолжались конфликты между черными и белыми, а по дорогам бродили банды, был не лучшим местом для проживания. Когда Бернарду было десять лет, семья Барух перебралась в Нью-Йорк.


Закончив в 1889 году нью-йоркский колледж, Бернард начал с самой низшей должности в офисе. Он бегал с поручениями в банковские учреждения, интересуясь, между тем, жизнью Уолл-стрит. В 1898 году он купил с помощью близких место на Нью-йоркской фондовой бирже. Первый опыт закончился проигрышем. Еще и еще раз Бернарду приходилось обращаться за помощью к родственникам. Наконец, отец сказал ему, что у семьи осталось всего 500 долларов про черный день. И как раз с этих 500 долларов началось движение Баруха наверх.


Его поведение на бирже казалось странным. Хотя фондовый рынок находился тогда на подъеме, Барух часто играл на понижение. По его мнению, купить на минимуме и продать на максимуме невозможно. И поэтому он нередко шел против рынка, продавая тогда, когда многие покупали, и наоборот. Один из известных его афоризмов гласит: «Как только хорошие новости о положении на биржевом рынке достигнут первой полосы The New York Times, продавайте!»


Для Баруха Уолл-стрит стал «одним длинным уроком человеческой природы». В целом он был очень осторожен со слухами. «Во внутренней информации есть что-то такое, что, кажется, парализует разумные силы человека… Он будет игнорировать самые очевидные факты», — считал Барух. С ростом состояния Бернарда росли и его возможности. Он уже мог позволить себе заняться прямыми инвестициями и стал соучредителем компании Texasgulf Inc., занимавшейся сервисными услугами в растущей тогда нефтедобывающей промышленности.


В 1903 году вместе с братом Хартвигом Бернард открыл собственную компанию Baruch brothers. К этому времени Бернард, будучи уже миллионером, женился на Анне Гриффин. Несмотря на процветавшую в то время практику создания различных трастов с целью манипулирования рынком, Барух проводил все свои операции один, за что и получил прозвище «одинокий волк Уолл-стрит».

Вот очень интересная аудио запись о нем:


В 1907-м он приобрел за 55 тысяч долларов 17 тысяч акров земли в Южной Каролине, поместье Hobcaw Barony, надеясь, что в случае очередного падения цен на бирже эта земля не оставит его без средств к существованию.


В это же время Baruch brothers покупает международную торговую компанию Hentz с офисами на Уолл-стрит, в Париже, Лондоне, Берлине и других городах. Барух стал одним из финансовых лидеров на Уолл-стрит — редкая крупная сделка проходила без консультации с ним. Он стал такой влиятельной силой, что пресса начала отслеживать его местонахождение. Газета сообщала: «Одной из причин, заставивших трейдеров занять медвежью (движение цены вниз) позицию, был слух о том, что Бернард Барух собирается уехать в небольшой отпуск».


С поддержки в 1912 году президентской избирательной кампании Вудро Вильсона — он внес в ее фонд 50 тысяч долларов — началось активное вхождение Баруха в политическую жизнь. Через несколько лет Вильсон назначил его членом комиссии Совета национальной обороны и членом комиссии по закупкам для союзников. Это была его первая государственная должность. Через несколько лет Барух отошел от дел и передал управлением Hеntz братьям. Один из них — Герман Барух, доктор и банкир, позже был послом в Португалии и Голландии.


Однако причастность к распределению военных заказов давала Бернарду Баруху (в то время — председателю комитета военной промышленности) возможности для обогащения. По некоторым данным, к концу Первой мировой Барух владел долями большинства заводов, выполнявших военные заказы. Считают, что к этому времени его состояние достигло 200 млн. долларов. После окончания войны Барух участвовал в работе Версальской мирной конференции, ее Высшего экономического совета.


Избранный на второй президентский срок, Вудро Вильсон сделал Баруха личным экономическим советником. С тех пор президенты США пользовались услугами Баруха-советника регулярно. Он был советником президентов Гардинга и Кулиджа. В годы президентства Г.Гувера (1929–1933), будучи его финансовым советником, Барух выступал против установления дипотношений с СССР.


Всю жизнь Барух изучал психологию людей. В 1932 году в предисловии к книге Ч. Маккея «Наиболее распространенные заблуждения и безумства толпы» он писал, что прочтение этой книги сэкономило ему миллионы: «Каждый взятый в отдельности человек вполне разумен и рассудителен, став же членом толпы, он сразу превращается в болвана. Мир знал толпы линчевателей и крестовые походы, наплывы в банки с требованиями о возвращении вкладов и пожары, которые, если бы люди не паниковали, могли обойтись без человеческих жертв. Не так давно возникла «страсть к толчее», когда большие группы молодежи учились танцевать в унисон, подражая леммингам (группа грызунов — Прим. ред.)».


Когда Барух писал это предисловие, произошел абсолютный крах финансового рынка, начало которому было положено тремя годами раньше — в 1929 году. Безудержная спекуляция привела тогда к росту индекса Доу-Джонса до отметки в 381 пункт, что вызвало всплеск алчности. Три года спустя индекс упал не до 300, не до 150 и даже не до 75, а до отметки в 41 пункт. Бессмысленная жадность показала свою оборотную сторону. «Я всегда считал, — отзывался Барух об этой плачевной ситуации,— что если бы даже в самый разгар головокружительного падения курса ценных бумаг мы неустанно повторяли, что «дважды два все еще равняется четырем», — многих зол удалось бы избежать. Точно так же и сегодня, даже в момент наивысшего уныния, когда многие начинают интересоваться, есть ли предел падению, подходящим заклинанием может быть следующее: «Дважды два все еще четыре».


В то время рассказывали о романе Баруха с графиней Инид Кенмэйр, впоследствии прозванной Леди Киллмор — «убивай больше». Это прозвище, упражняясь в черном юморе, пустил в оборот Сомерсет Моэм: трое ее мужей умерли по странному стечению обстоятельств. Красавица австралийка, талантливая художница и скульптор, была прекрасной наездницей и метко стреляла. Редко кого она могла оставить равнодушным. Барух был старше ее на 25 лет, но это не помешало их любовной связи, длившейся несколько лет.


Великая депрессия не застала Баруха врасплох: еще в 1928 году он продал все свои акции и купил облигации. 29 октября, в знаменитый «черный вторник» Уолл-стрит, в разгар паники на галерее для посетителей Нью-йоркской фондовой биржи появился Барух вместе с Уинстоном Черчиллем.


Говорят, что Барух хотел продемонстрировать ему свою власть над рынком. Великая депрессия отбросила экономику США на 30 лет назад, к началу столетия. Франклин Рузвельт, ставший президентом в 1933 году, объявил «новый курс» — экономическую политику, которая должна была вывести страну из тяжелейшего кризиса. И снова его советником был Барух.


В середине 1930-х годов эскалация напряженности в Европе вызвала жаркие споры о том, как поступить Соединенным Штатам — поддержать один из блоков или сохранить нейтралитет. Барух уловил тревогу избирателей. Рузвельт пообещал населению: «Пока я остаюсь президентом, я гарантирую американским матерям, что их дети ни в коем случае не будут посланы ни на какую войну, ведущуюся за пределами Соединенных Штатов», — и действительно провел через конгресс закон о нейтралитете.


В 1937 году Барух представил сенатской комиссии по военным делам предложения по мобилизации промышленности на случай войны. Выступая за сохранение нейтралитета США в будущей войне, Барух одновременно настаивал на усилении военной мощи и создании военно-стратегических запасов. После нападения фашистской Германии на СССР он выступил за оказание помощи Советскому Союзу. Во время Второй мировой войны роль Барух много сделал для проведения реконверсии американской экономики. Его усилия подготовили ему место в нацистском списке людей, приговоренных к смерти.


Антисемиты считают его одним из организаторов мифического «мирового сионистского правительства», хотя Барух не был сионистом, а себя он считал, прежде всего, американцем, а затем евреем.


В качестве специального представителя Рузвельта Барух не раз выезжал в Великобританию, его связывала многолетняя дружба с Уинстоном Черчиллем, который, приезжая в США, не раз останавливался в доме Баруха. Последний президент, с которым он работал, был Гарри Трумэн. В 75 лет Барух возглавил комиссию по атомной энергии ООН. Главной задачей он считал сохранение атомной монополии США. В 1946 году на первой сессии комиссии он обнародовал свою программу. «Наука раскрыла один из самых страшных секретов природы. История учит нас, что ужасы, которые несет с собой оружие, еще никогда не отпугивали людей от его применения. Однако сегодня в наших руках оружие такой разрушительной силы, что защиты от него просто не существует».


Барух выдвинул план установления тотального контроля над всеми разработками в области атомной энергии, получивший название «план Баруха». План этот вызвал резкий отпор со стороны представителя СССР А.Громыко — и не был принят.


В 1947 году Барух ушел в отставку. Но однажды, встретил на одном из вечеров Вышинского и сказал ему: «Мы с вами оба дураки. У вас есть бомба и у нас есть бомба. Давайте возьмем это дело под наш контроль, пока еще есть время, потому что пока мы заняты болтовней, все другие тоже рано или поздно раздобудут себе эту бомбу».


Термин «холодная война» первым употребил Джордж Оруэлл, но автором его считают Баруха. Выступая в законодательном собрании Южной Каролины в апреле 1947 года, Барух сказал: «Давайте не допустим, чтобы нас обманывали. Мы находимся в состоянии «холодной войны».


В вашингтонском парке Лафайет или нью-йоркском Центральном парке нередко можно было встретить высокого стройного седовласого джентльмена. Барух любил назначать ответственные встречи не в официальной обстановке, а на скамье в парке. Говорили, что парковая скамейка заменяет ему офис. Это стало его своеобразным «брэндом»: «советник на скамейке парка Лафайет».


В течение всей жизни любимым местом для него оставалось поместье Hobcaw Barony в Южной Каролине, купленное в молодости. Это место было его прибежищем, здесь он любил охотиться, приезжал сюда почти каждый год в мае. Там он провел и май 1965 года. В июне он умер. Ему было 95.


Его именем назван нью-йоркский колледж на Манхэттене (Барух-колледж) — одна из самых крупных и известных высших школ бизнеса. На территории колледжа есть скульптура, изображающая Баруха сидящим на скамейке. У тех, кто видит ее впервые, нередко создается иллюзия, что рядом с ними, на скамье — живой человек.

Будьте в курсе всех важных событий United Traders — подписывайтесь на наш телеграм-канал

  • nyse
  • лучшие трейдеры
  • трейдер
  • трейдеры
  • Бернард Барух

Похожие публикации

Комментарии (0)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо войти или зарегистрироваться
UP