Интервью с трейдерами Гатисом и Грейсоном Роуз (Gatis & Grayson Roze): Технический анализ в инвестировании

Гатис Роуз и Грейсон РоузКогда человек живет и дышит рынком, это оказывает большое влияние на его семью. Глубокий интерес и увлеченность Гатиса Роуза финансовыми рынками передались его сыну Грейсону. Наличие общего интереса создает между ними особую связь. Уважительное отношение друг к другу привело к объединению усилий для совместного написания книги и обучения других инвесторов контролю над своими финансовыми активами.

Расскажите немного о себе и о том, как вы заинтересовались финансовыми рынками. Начнем с вас, Гатис.

Гатис: Я начал заниматься инвестированием в 16 лет. Моим первым финансовым наставником был отец. Он принял меня на работу в свою производственную компанию, когда мне было примерно 13, и стимулировал меня инвестировать деньги. Первой моей инвестицией стал паевой фонд. Мне удалось немного заработать, и это меня зацепило. Во время работы в Силиконовой долине у меня был профессиональный финансовый менеджер, поэтому мне мало доводилось этим заниматься. Но в начале 90-х, мы с женой открыли семейный офис в Берлингейме, штат Калифорния. Вот тогда-то я начал очень активно заниматься финансовым образованием.

Примерно в то же время Харви Барабан продал свою компанию. Она называлась Baraban Securities. Они готовили фондовых брокеров. В своем офисе Харви учил людей, например пожарных, в свободное от работы время работать фондовыми брокерами, продавая акции своим друзьям. Когда он отошел от дел в Сан-Франциско, мы стали хорошими друзьями. К тому времени его компания подготовила уже более 30 000 фондовых брокеров. Он был выдающимся преподавателем. И я сказал: "Харви, имея такой опыт работы в сфере инвестирования, почему бы тебе не обучать этому других? Бизнес-вопросы я возьму на себя. Я все организую, а ты будешь просто делать свое дело". С тех пор я обучил около 5000 инвесторов. Но это - лишь толика того, что сделал Харви.

В университете Голден-гейт (Сан-Франциско) судьба свела меня с Генри Пруденом (Henry Pruden) и Брюсом Фрейзером (Bruce Fraser). Они занимались групповым и индивидуальным обучением техническому анализу и инвестированию по методу Вайкоффа. Они оба - бывшие президенты Ассоциации технических аналитиков ценных бумаг (TSAA). Кроме того, в то время начинали проводить сертификацию с присвоением степени CMT (сертифицированный технический аналитик рынка). У нас была группа, которую Хэнк и Брюс обучали методу Вайкоффа. Было непросто. Группа была небольшая, но из нее человек десять получили CMT, а семеро впоследствии становились президентами TSAA. Это было особенное, неповторимое время.

Короче говоря, я не понаслышке знаю, как хорошее обучение инвестированию изменило мою жизнь. Так оно и есть. Мне посчастливилось иметь прекрасных наставников. Отсюда и возникла моя личная образовательная инициатива, чем я занимаюсь и по сей день. Это моя плата за то, чему научили меня. Хэнк и Брюс говорили мне, что обучение других делает тебя, как инвестора, лучше, потому что слова нужно подкреплять делами. Последний важный момент был в 1993 году, когда я сам стал отцом, и у меня дома появился персональный студент - потенциальный инвестор. Передо мной стояла непростая задача - наилучшим образом передать эстафетную палочку сыну. Думаю, это и сейчас остается для меня главным побудительным мотивом к обучению в целом.

Грейсон: Я сформировался в результате того, что получил два диплома по управлению бизнесом в Стэнфорде, а кроме того, у меня есть отец - профессиональный инвестор. Он оставил предыдущую работу еще до моего рождения. Таким образом, в течение всей моей жизни у отца был офис в Сиэтле, где он работал инвестором на фондовом рынке. Я вырос с этим, и с младых лет он обучал меня. Сначала он рассказывал мне о магазинах, в которых я делал покупки, и о тех местах, куда мы ходили, - о самых разных видах бизнеса, с которыми я, как ребенок, сталкивался. Отец использовал эту возможность, чтобы рассказать мне что-то новое об этих компаниях. Одна из компаний называлась Zumiez. Это был мой любимый магазин, где продавались скейтборды и одежда. Мне было около 10 лет, когда она вышла на открытую биржу. Отец воспользовался этой возможностью, чтобы убедить меня купить ее акции, а не просто покупать там свитера и туфли. Меня это задело за живое. Это было очень интересно. Было забавно, что ученик средней школы мог сказать: "Вы знаете, я не только покупаю там туфли. Я, на самом деле, владею этой компанией". Так отец начал обучать меня рынку акций и чтению графиков. Он показывал мне графики, мы открыли счет у брокера, и я купил, может, 10 акций Zumiez.

Наши беседы за обеденным столом крутились вокруг таких вещей, как бизнес компаний, акциями которых мы владели, или к которым присматривались. Я постоянно говорил: "Папа, я посмотрел график такой-то компании. Что ты о ней думаешь?"

В 10 лет меня интересовал фондовый рынок и особенно графики, поскольку они делали рынок доступным. В то время, около 2000 года, отец по совместительству преподавал в Сиэтле, в колледже Бельвю. Он брал меня с собой на занятия по инвестированию. Его лекции были незабываемыми, потому что он через проектор демонстрировал несколько графиков, а мне давал большой розовый маркер и говорил: "Грейсон, проведи и обозначь на графике трендовые линии. Они направлены вверх или вниз?" И я чертил на графиках эти трендовые линии, перед всей аудиторией, в которой сидело 70-100 студентов. На них большое впечатление производило то, как ребенок делает умозаключения по поводу направления движения разных акций. Я достаточно неплохо на основании графиков делал выводы о том, во что следует инвестировать, и а от чего - держаться подальше. В результате, студенты понимали, что их самый сильный враг - их собственные психологические препятствия и склонность все усложнять.

Мой интерес продолжал расти, и к 18 годам я уже торговал на собственных торговых счетах. В колледже я изучал экономику и психологию. Я все глубже интересовался инвестированием и даже, во время учебы в колледже, дважды летом работал интерном в StockCharts.com. К тому времени я уже управлял собственными деньгами. Мой счет рос, я активно инвестировал и постоянно общался с отцом. Нам было важно обмениваться мнениями.

Гатис: Хочу заметить, что я не прекращал проводить занятия. Средний возраст моих студентов - 50-60 лет. Это мотивированные инвесторы, они не гонятся за хорошей оценкой на уроке. Они хотят учиться. А я не пытаюсь им ничего продать. Я лишь учу их, как вкладывать деньги в рынок.

Вы вместе написали книгу "Напряженная торговля" (Tensile Trading). Знаю, что то была интересная история. Грейсон, расскажете нам об этом?

Грейсон: Да, это интересная история. Я учился на младших курсах колледжа в Суортморе и играл там в лакросс. Весной на первом курсе я порвал крестообразную связку и выбыл на сезон. Та травма была очень некстати. Ведь я планировал тем летом проходить практику в финансовой отрасли. Но нужно было делать операцию, и от этих планов пришлось отказаться. Надо было ехать домой, на операцию, а затем все лето проходить реабилитацию. Я был очень расстроен той травмой и беспокоился о том, как это лето, без практики, повлияет на мое будущее. Поэтому однажды ночью я не мог заснуть и все время ворочался в кровати. Было около 3:00 часов по местному времени. И тут мне пришла в голову идея. Я встал, схватил телефон и позвонил отцу. В Сиэтле было около полуночи, и я разбудил его. Но я был так возбужден, что просто заорал: "У меня идея! Я знаю, что мне делать! Мы с тобой напишем книгу!!!". На другом конце провода на минуту воцарилась тишина, а я отчаянно старался пояснить свои мысли. После долгой паузы отец, наконец, произнес: "Это нечто особенное".

Мы поговорили об этом несколько минут, и он сказал: "Я уже в постели. Давай спать". Я повесил трубку, но заснуть не мог. Я был так возбужден, что вообще не ложился в ту ночь и до 5 утра писал. Так я написал несколько первых страниц книги, которые без изменений вошли в окончательный вариант издания. Той весной мы с отцом начали разрабатывать план. Примерно через месяц после операции я начал писать книгу. На моем колене лежал пакет со льдом, а я сидел на диване и писал. Таким образом, ответственность за инициативу и идею книги лежат на мне. Но материалы предоставлял отец. Это было то, чему он уже 15 лет обучал других. Все материалы, основанные на 25-летнем опыте инвестирования и обучения, - его.

Гатис: Хочу рассказать, что мне однажды сказал Джон Мерфи (John Murphy). Он сказал: "Издатели любят авторов-преподавателей, потому что их материалы хорошо и наглядно упорядочены и продуманны". Так преподавание снова пригодилось мне.

Грейсон: Мы знали, что содержание нашей книги будет хорошим, поэтому были очень увлечены этим проектом. То был прекрасный опыт, потому что, даже если бы книга не дала желаемых результатов, я фантастически провел лето, занимаясь интересным делом и многому научившись у отца. У нас было ощущение, что риска нет. Мы просто на пару месяцев полностью окунулись в эту работу. Первый вариант рукописи мы завершили тем же летом, потому что у меня не было другого занятия, кроме как восстанавливать свое колено. Мы смогли летом много поработать. Затем, осенью, я вернулся в колледж. Тогда же мы начали рассылать книгу в разные издательства. Благодаря сотрудничеству с StockCharts.com, у нас была возможность работать с успешными авторами, такими как Джон Мерфи. StockCharts - потрясающий ресурс. Мы хотели, чтобы нашу книгу издали в Wiley, и им, к счастью, она понравилась. На старших курсах колледжа, после того, как мое колено восстановилось, мы редактировали и дорабатывали книгу. Она была издана в 2016 году.

Гатис: Интересно, что многие из тех, кто посещает наши семинары, интересуются, как передать эстафетную палочку инвестирования детям и внукам. Главной целью при написании этой книги для меня было улучшить понимание Грейсоном инвестирования и принципов построения портфеля. Я хотел быть уверен, что Грейсон на 100% понимает, какой жизнью я жил, и что нужно для того, чтобы стать успешным инвестором.

Грейсон: И еще - твоя методика и стратегии. Я много знал, особенно для своего возраста. Можно сказать, я был искушенным инвестором. Но совместное написание книги было просто невероятной возможностью углубиться в методику и все процессы моего отца. Я многое узнал. Определенно, написание книги сделало меня лучше.

Гатис: Грейсон в некоторых областях разбирается даже лучше меня, потому что имеет юношеский взгляд на вещи. Многие родители хотят оставить своему сыну наследство, а я был настроен оставить наследство в сыне. Думаю, мы оба согласимся, что цель была достигнута. Я горжусь тем, что делает Грейсон. Я спокойно передаю ему свои активы, которые он знает, как защитить и приумножить. Надеюсь, его дети и внуки тоже будут это знать.

Как появилось название книги?

Гатис: Название, которое я использую в своих занятиях, - "10 этапов освоения рынка акций". "Освоение рынка акций" там было всегда. В процессе публикации книги добавилось "10 этапов". За годы эти 10 этапов прошли долгую эволюцию, и теперь они подходят каждому. Издатель хотел, чтобы название "цепляло", поэтому мы добавили слово "напряженная", которое указывает на силу. Оглядываясь назад, лучшим названием, наверное, было бы "Напряженное инвестирование: 10 этапов освоения рынка акций", а не просто "Напряженная торговля". Я не дейтрейдер. Я - позиционный трейдер. Я придерживаюсь подхода Джона Богла (John Bogle) - нужно иметь основной портфель и глубоко его изучать.

Грейсон: Эта книга - не только о стратегиях торговли. Она о стратегиях торговли и инвестирования. Она охватывает разные временные интервалы. Думаю, что любой инвестор, на каком бы таймфрейме он ни работал, найдет в ней что-то полезное. Все разбито на 10 важных этапов.

Гатис: Присутствие в названии слов "10 этапов" помогает людям структурировать свое обучение. Они могут быстро разобраться, какой этап обсуждается, и узнать о нем больше.

Когда я начал читать эту книгу, то первой мыслью было, что она написана инвесторами и для инвесторов, потому что адресована каждому отдельному инвестору. И в ней нет сложных формул. Только ключевые выводы после каждой главы и цветные картинки. Она очень "дружественная для инвесторов".

Гатис: На определенном этапе мы с Грейсоном надеялись, что Wiley вложит в книгу и DVD-диск о размещении активов. StockCharts.com продает его. Там 5-часовой семинар и больше цифр. Но включить DVD в книгу было бы очень дорого, поэтому мы решили не усложнять. Я считаю, что если вы даете читателям слишком много вычислений, это может вызвать у них ступор. Сам я люблю цифры - Грейсон подтвердит. Он получал от меня больше математики, чем хотел бы.

Грейсон: Думаю, данная книга преследует несколько разных целей. С одной стороны, она призвана показать людям, что нужно для того, чтобы стать профессиональным инвестором и добиться успеха на рынке. С другой стороны, она призвана воодушевлять. Это был живой, дышащий пример того, как можно быть успешным индивидуальным инвестором, зарабатывающим себе на жизнь этим занятием. Это вполне возможно. Теперь и я становлюсь таким примером, потому что прибыльно управляю своими деньгами. Книга призвана показать, что нужно для того, чтобы добиться успеха. Она призвана воодушевлять показом профессионального инвестора, который нашел свое преимущество и добился успеха на рынке.

Гатис: Я не призываю своих студентов или участников семинаров обязательно самостоятельно заниматься инвестированием всех своих средств. Можно начать с того, чтобы самому управлять лишь частью своих активов. Остальные 50%-60% можно отдать в управление менеджеру. Но за эти годы я понял, что многие мои студенты постепенно приходят к самостоятельному управлению 100% своих активов.

Грейсон: Одной из наших целей было создать книгу, которая позволит инвестору работать на разных временных интервалах, и в которой как трейдеры, так и инвесторы найдут для себя что-то ценное. Если вы склонны к более краткосрочной торговле или являетесь долгосрочным инвестором, в этой книге есть кое-что для вас. Мы хотели написать книгу, которая была бы полезной для тех, кто захочет заняться этим в качестве хобби и научиться лучше организовывать свои финансы. В то же время, мы хотели, чтобы она была ценной и для тех, кто относится к этому более серьезно и хочет заниматься тем, чем занимается мой отец, - профессиональным инвестированием на основании цельной методики. Мы хотели дать реальное понимание всем читателям книги, а не только одной группе краткосрочных профессиональных трейдеров. Мы хотели создать нечто доступное для всех, что обогатит опыт каждого инвестора, независимо от таймфрейма, серьезности отношения, интенсивности торговли и опыта. Думаю, мы достигли этой цели.

Гатис: С 2000 года у меня были уникальные отношения с StockCharts.com. Один из их ведущих программистов - мой друг, а теперь и Грейсон работает там. Каждый может легко применить нашу методику на этом сайте, выбрав самые сильные сектора, а затем, в один клик, выбрав самые сильные группы отраслей в самых сильных секторах. Затем, в один клик, найти самые сильные акции в самых сильных отраслях и самых сильных секторах трендового рынка. И вот, они перед вами - рыночные возможности.

Вы упомянули о своих отношениях с Хэнком Пруденом из Университета Голден-гейт. Хэнк был потрясающим человеком, который много сделал для технического анализа. Можете что-то рассказать о нем?

Гатис: Я не работал с Хэнком, но работал под его началом. Это был преподаватель, наставник и человек высшего класса. Термин "поведенческие финансы" я впервые услышал от Хэнка. Это было в начале 90-х. Я думаю, что использование этого термина было блестящей стратегией Хэнка, направленной на повышение доверия к техническому анализу в академической среде, которая, по моему мнению, слишком увлекалась фундаментальным анализом. Хэнк был мечтателем, находившимся в эпицентре технического анализа, поведенческих финансов, анализа Вайкоффа и зарождения сертификации CMT. Лично я не знаю, насколько он был вовлечен в программу CMT, думаю, что был. Хэнк был нашим харизматическим проповедником визуального инвестирования, что можно считать синонимом технического анализа. Еще мне вспоминается история о том, как Хэнк отобрал из нас 10 человек и создал группу для, по тем временам, крупных изменений. Мы наняли известного психолога из Чикаго, специализировавшегося на фондовом рынке, чтобы он провел с нами выходные в Сан-Франциско. Лично для меня это были незабываемые дни. Мы изучали личные вопросы и проблемы. Помню, как Хэнк задал простой вопрос: "Что значат для вас деньги?" Интересно было видеть, что для каждого они значили что-то свое. Это пример того, какие мероприятия мог проводить Хэнк. Трудно переоценить влияние Хэнка Прудена на мою жизнь, как инвестора и как преподавателя. Он был выдающейся личностью. Мой сегодняшний комфортный стиль жизни - прямой результат его знаний, доброты и наставничества. Многие люди испытывают к Хэнку особую благодарность за его вклад в то, что мы все любим - технический анализ и инвестирование.

Да, Хэнк действительно много сделал для среды технических аналитиков. Грейсон, издательство Wiley просило вас написать "Торговля для чайников" или руководство по техническому анализу. Вы считаете, что технический анализ набирает популярности среди инвесторов?

Грейсон: Я в это сильно верю. Я вижу, как растет StockCharts.com, и насколько сильно люди увлекаются работой с графическими платформами. Не могу не верить в то, что технический анализ становится все более популярным. Учитывая изменение технологий, увеличение скорости передачи информации через интернет и скорость работы финансовых рынков, технический анализ определенно дает преимущество. Индивидуальные инвесторы должны иметь какое-то преимущество. Для меня, технический анализ - это то, что дает преимущество. Он дает нам, инвесторам, шанс на борьбу. Он помогает нам. Я считаю, чтобы добиться успеха на рынке, надо сосредоточиться на поиске ответа на вопрос "Что?" В жизни многие привыкли спрашивать себя: "Почему?" На одном из наших семинаров мы обсуждали это с врачом. Они приучены на работе всегда задаваться вопросом "Почему?" Но в инвестировании "почему" не имеет значения. Важно только "что". Нужно понять, что происходит на рынке, что происходит с вашей бумагой, а затем - предпринять действия, исходя из этого "что". Технический анализ дает такую возможность. Он позволяет точно видеть, что происходит на рынке. Он дает такое преимущество.

В одной из глав нашей книги приведен пример того, что мы называем экспериментом 50/50. Возьмите 100 человек, которые никогда не занимались инвестированием или ничего не знают о рынке акций, и разделите их на две группы. Поместите 50 человек в одну комнату и 50 - в другую и продержите их там пять часов. Одну группу обучайте только техническому анализу, а другую - только фундаментальному. Затем каким-то образом поместите их в этот пузырь. Заставьте их инвестировать в течение шести месяцев, используя полученные знания о техническом или фундаментальном анализе. Идея состоит в том, чтобы они находились в идеальном вакууме, где не могут узнать ничего другого или использовать другие инструменты. Наша гипотеза состоит в том, что группа, изучавшая технический анализ, победит с большим отрывом группу "фундаменталистов". Технический анализ доступен. Он имеет смысл, он логичен. Люди способны понимать его быстрее, чем фундаментальные данные. И ему легче обучать. Он дает преимущество как активному портфельному управляющему, так и более пассивному индексному инвестору. Он позволяет точно видеть, что происходит на рынке, потому что все находит отражение на графиках.

Преимущества данных не существует. Одной из трудностей, связанных с фундаментальными данными, является то, что статистика всегда меняется. И такая статистика доступна не всем. В случае технического анализа, цену или объем спрятать нельзя. В конечном счете, для меня важны только цена и объем. Если вы хотите заработать на какой-то бумаге, то для вас важна цена. Важен объем. Эти данные невозможно замаскировать, поэтому технический анализ лучше.

Гатис: Позвольте добавить, что он отражает, как покупатели и продавцы голосуют живыми деньгами. Мы живем во времена интернета. Информация по земному шару сегодня распространяется со скоростью, которую еще несколько лет назад даже нельзя было себе представить. Если не инвестировать на основании того, что видим, мы упустим возможности. Раньше, когда у нас не было доступа к такому количеству информации, люди отдавали свои деньги другим людям, чтобы те управляли ими на основании фундаментального анализа. Однако интересно, что "фундаменталисты", занимающие сторону продаж, всегда использовали технический анализ, потому что знают, что ничего не получится, если не смотреть на графики и не продавать на основании графиков. Поэтому они сейчас открыто признают графический анализ.

Гатис, вы учились у Пола Феруэрды (Paul Ferwerda)? Помогло ли это?

Гатис: Нас с Полом познакомил один общий знакомый по TSAA. Помимо множества других заслуг, Пол был основателем и первым президентом TSAA в 1970 году. Он был необыкновенным мечтателем. Это было еще до того, как в Нью-Йорке запустили MTA. Поэтому, когда Пол оставил успешную инвестиционную карьеру в Bank of America, я пригласил его на работу в качестве аналитика, помощника, наставника, друга и гуру инвестирования "все в одном". Когда мы с женой впервые открыли семейный офис, именно он показал мне всю мощь сочетания фундаментального и технического анализа - так называемого рационального анализа. Он лег в основу нашей книги и навсегда изменил мою жизнь. Идея сочетания - это именно то, чему я учил Грейсона. Считаю, что это очень мощный инструмент, которому научил меня Пол.

Расскажите подробнее о рациональном анализе.

Грейсон: В ходе наших семинаров мы строим диаграмму Венна, в которой одна область - для фундаментального анализа, а другая - для технического. И мы говорим, что желательно быть на пересечении этих зон. В каждой из них есть свои сильные и слабые стороны. Желательно быть по центру, чтобы иметь возможность выбирать то, что работает в нашем случае. Мы больше тяготеем к техническому анализу, но обращаем внимание на прибыли.

Гатис: Чтобы управлять большими деньгами на основании технического анализа, не нужно много сотрудников. Одна из глав нашей книги называется "Личность инвестора". В книге многократно упоминаются эмоциональные аспекты инвестирования и знание своих эмоций. По своему опыту могу сказать, что уже после трех занятий люди начинают понимать, что "Личность инвестора" - самая важная глава в книге. Помню, как Ричард Деннис (Richard Dennis) проводил свой эксперимент "Черепашки" (Turtles). Трейдеры теряют свой капитал из-за неправильного поведения, а не из-за плохой методики торговли. Я на занятиях тоже акцентирую на этом внимание.

В этом году Нобелевскую премию по экономике получил поведенческий экономист. Академическая наука делает огромные успехи в объяснении и воспроизведении поведения успешных инвесторов. Крупные учреждения умеют готовить финансовых управляющих. Они знают, какое поведение является правильным, а какое - нет. Нет ничего более важного.

Грейсон: Все дело в управлении своими эмоциями и поведением. Когда на кону ваши кровно заработанные, при принятии решений вы будете испытывать сложный комплекс эмоций. Еще одним преимуществом технического анализа является то, что, сосредоточившись на происходящем в данный момент, вы менее подвержены опасности стать жертвой собственной психологической несостоятельности или эмоциональных предубеждений. Технический анализ помогает контролировать эмоции путем сохранения концентрации на том, что происходит в данный момент, и что говорят графики.

Благодарю вас обоих за то, что поделились с нами своими историями.

Будьте в курсе всех важных событий United Traders — подписывайтесь на наш телеграм-канал

  • технический анализ
  • инвестирование
  • Гатис Роуз
  • Gatis Roze
  • интервью с трейдерами
  • Грейсон Роуз
  • Grayson Roze

Похожие публикации

Комментарии (8)

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо войти или зарегистрироваться
UP